«Башня из слоновой кости»

Раздел: Литература
21-05-2021

Флобер проклинал мещанство как ячество и вместе с тем противопоставлял себя мещанству, иначе говоря, всем. Приблизительно тёх же взглядов держались «искренние реалисты». Золя уже в период «Ругон-Маккаров» думал об «апостолах», призванных спасти мир от капиталистической скверны и готовил в уме героев «Трех городов» и «Четвероевангелия». «Социальные» романы — «Парижские тайны» Эжена Сю, «Граф Монте-Кристо» Александра Дюма, «Отверженные» Гюго — возлагали надежды па героя, который, вопреки правительству, без помощи партий и масс, спасет эти массы и наведет справедливость частной благотворительностью и расправой с теми, кто в недрах общества, на «дне» и в «трущобах», творил жестокости и нарушал законы.

Очевидно, проблема индивидуализма должна была повлечь за собой дискуссию о роли личности в истории. В политическом плане она была связана с бонапартизмом, с теорией средств, оправдываемых целью, с теорией государственной необходимости. Отчаянные усилия мысли, встречавшей на своем пути как будто непреодолимые трудности, приводили, однако, к одному неотчетливому, но несомненному результату: широкую свободу личности следует сочетать с наиболее полным демократизмом. К этому приходил даже Бальзак, требовавший свободы для того, чтобы открыть путь к деятельности потенциальным «вождям». Человек один не может быть свободным. Это иллюзия, за которую личности и обществу приходится дорого расплачиваться. Человек может быть свободный foJibKO в Других и вместе со всеми. Литература есть служение — не себе самому, но всем, объективным надобностям, закону. Понятие свободы как осознанной необходимости пробивается сквозь все эти поиски и препятствия. Необходимость воспринимается не как слепой рок, но как разумная закономерность. Идея индивидуалистического бунта, который пришел к пустоте, сменяется идеей целесообразного труда, находящего удовлетворение в самом себе.



Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: