Общая структура и типаж «Воспитания чувств»

Раздел: Литература
04-12-2020

Дюссардье активен, потому что его класс по своему положению в обществе под давлением обстоятельств был и должен был быть самым действующим и энергичным классом эпохи. Эти прямо противоположные герои равным образом исключительны и равным образом типичны, но не «вообще», а как представители противоположных классов и разных общественных сред. Остальные герои — просто масса, тоже типичная, но типичная своей массовостью, инерцией, косным сопротивлением будущему.

Эпическое единство противоречий в кризисе целого государства выглядит в романе несколько статично. В этих мучительных сценах не ощущается движения и прогресса, хотя движение и прогресс для Флобера, несмотря на весь его скептицизм, существует — иначе незачем было бы кого-то поучать, высказывать свои мысли, проповедовать науку и писать «Воспитание чувств».

Он открывает еще одно противоречивое единство, единство противоречивых чувств. Ложь и правда всегда рассматривались как явления прямо противоположные согласно общепринятым представлениям и евангельскому требованию: «Пусть твое „да" будет „да", и „нет" — „нет». В различных условиях «да» превращается в «нет» и наоборот. Смысл слов меняется, оценка поступка — также. Ложь иногда заключает в себе правду, и человек остается честен, несмотря на измену. Эта проблема в «Воспитании чувств» ставится в разных планах. Перемена политических взглядов у Делорье никак не похожа на такую же перемену у Дюсеардье. Колебания Фредерика между противоположными решениями — новый аспект той же проблемы. В его отношениях к мадам Арну она принимает другой вид.

Между мадам Арну и Фредериком нет как будто никаких недоразумений, и в этом «Воспитание чувств» совершенно не похоже на психологические и любовные романы предшествовавшей поры. Тем не менее они терзают друг друга. Фредерик лжет всем окружающим: Делорье, Розанетте, мадам Дамбрез, м-ль Рок. Так же, как другим, он лжет мадам Арну. Он поставлен в такие обстоятельства, что его как будто ни в чем нельзя обвинить. Во всей этой лжи, посреди влечений и отвращений он сам не может разобраться. Однако в этом неподвижном хаосе заключается одна правда — его постоянное, в приливах и отливах, чувство к мадам Арну. Изолгавшийся, изобличенный, примирившийся с неизбежной грязью существования, он оправдан своей жертвой, мадам Арну.



Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: