Феликс Давен

Раздел: Литература
30-03-2017

Феликс Давен в предисловии к «Философским повестям» отмечал как особо важную способность его творчества подробное изучение бытовых деталей и мелких фактов, начиная от походки, складок галстука, растительности на пальцах и кончая обстановкой убогой квартиры или роскошного особняка.

Бальзак был увлечен теориями Галля и Лафатера и верил, что по строению черепа или чертам лица можно определить душевные свойства, а вместе с тем и социальный характер человека. На основании какого-нибудь едва заметного признака можно сделать важный вывод, подобно тому как Кювье при помощи ископаемого клыка воспроизводил вымершую породу животных. Бальзак нередко применяет метод Кювье, исследуя и трагические, и комические персонажи. Об этом «научном» методе он говорил как о необходимости современного искусства.

Тот же интерес к деталям характерен и для Стендаля, хотя «мелочи» у него скорее психологического, чем вещественного и бытового характера. Стремление вскрыть общие законы изучением бесконечно малых, движение к синтезу через анализ свойственно обоим писателям, «открывшим» свою современность. У Стендаля этот метод связан больше с «Идеологией» Дестюта де Траси, у Бальзака — больше с Вальтером Скоттом, но и у того и у другого — с развитием современной естественной и исторической науки.

Бальзак пользовался «микрологией», чтобы вскрыть разнообразие под безразлично одинаковой внешностью, обнаружить драму всюду, где бьется жизнь, потому что жизнь в существе своем — драма. При таком изучении современности в ней можно найти все, что восхищало читателей у Скотта и Купера, у Анны Редклиф, Гофмана и Байрона. Филарет Шаль утверждал, что Бальзак «открыл фантастику нашего времени», сочетав в «Шагреневой коже» «празднества, остроумие, бесстыдство, роскошные материи, неистовые наслаждения, игру, любовь, поэзию костюма, встречающиеся в больших городах».



Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: