Золя

Раздел: Литература
08-09-2017

В маленький провинциальный Экс с запозданием приходили отголоски литературных событий, совершавшихся в Париже, и юный Золя с восторгом поглощал то, что в столице уже отшумело или стало уделом малопритязательных, плетущихся в хвосте литературных кругов. Он ничего не знал ни о «реалистах», сражавшихся с последними романтиками, ни о Флобере, только что выпустившем «Мадам Бовари», ни об «ученой поэзии», с раздражением отвергавшей слезную и «личную» лирику потомков Ламартина и Мюссе. Гюго, непрерывно славший из своего изгнания шедевры, померк в глазах молодого - Золя, когда он впервые прочел душераздирающие поэмы Мюссе. По-видимому, в этот период Жорж Санд для него значила больше, чем Бальзак, и основную пищу его составляла интимная лирика и «неистовая» проза 30 — 40-х годов.

Едва ли что-нибудь изменилось для Золя и в первые годы его пребывания в Париже. Конечно, он читал новинки — романы Шанфлери, Мюрже, Флобера, Фейдо, драмы Дюма-сына и Эмиля Ожье. Впоследствии он будет считать этих писателей своими предшественниками, воплотившими тенденции движущейся к натурализму эпохи. Первые произведения Золя фантастичны, сентиментальны, нарочито наивны. Но постепенно, не без колебаний л сомнений, он усваивает очередные задачи литературного дня. Если в 1860 г. он отказывался принять слово и понятие «реализм», считая, что задача искусства — украшать досуг, как цветы украшают жизнь, то в 1864 г., принимая обычное в то время деление на «классицизм», «романтизм» и «реализм» (школа Шанфлери), он предпочитает экран реалистической школы, наименее искажающий рассматриваемую действительность. Он вступает в литературную полемику, в острых теоретических статьях формулирует свои эстетические взгляды и создает «школу», которую называет «натурализмом», подхватив термин, с разным значением употреблявшийся в литературе эпохи Золя все резче противопоставляет «реализм» «романтизму». В 1866 г. он близок эстетике Шанфлери. Вежливо, но жестоко он критикует Гюго за его «Песни улиц и лесов», восхищается «Жермини Ласерте» Гонкуров, упрекает Постава Доре за слишком буйное воображение, протестует против утилитаризма Прудона и против его интерпретации Курбе, ценность которого, как утверждает Золя, не в «морали», а в точности и правдивости. Сюжет произведения, в конце концов, не так уже важен: «Пишите розы, но пишите их живыми, и я буду удовлетворен; но главное — пишите индивидуально и живо, я буду еще более доволен».



Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: