Нужно ли было столько лет вести эту упорную борьбу, стоившую таких усилий и жертв?

Раздел: Литература
19-04-2017

Нужно ли было столько лет вести эту упорную борьбу, стоившую таких усилий и жертв? Принесла ли она какие-нибудь результаты?

Шанфлери, несомненно, задавал себе этот вопрос, покинув поле боя, утратив способность быстро писать, отдавшись историческим трудам. Все же ему казалось, что он сделал что-то доброе. В 1875 г. он писал своему бельгийскому поклоннику Камиллу Лемонье: «С течением времени я все больше убеждаюсь в том, что слово «реализм» имело право на Существование хотя бы даже как слово — нужно было сказать людям, что на заводе делается что-то необычное».

Те, кто сменил его на переднем крае борьбы, не вызывали его сочувствия. «Мадам Бовари» казалась ему сухой и искусственной, «Западня» Золя отвратительной, «Девка Элиза» Гонкура — тем более. Когда-то он предсказывал в ближайшем будущем великое произведение, которое воплотит в себе все эстетические истины реалистической школы и навсегда обличит лживость господствующего стиля. В прощальной статье журнала «Реализм» также звучит неясное обещание книги, которая вот-вот, наконец, появится и докажет глубокую истину реалистических идей. Теоретики «реализма», так же как в свое время теоретики романтизма, не столько отстаивали уже добытые и завоеванные ценности, сколько боролись за литературу будущего, построенную в согласии с их принципами.

На такой взрыхленной ожесточенными спорами почве, в подготовленном критикой сознании читателей первый роман Флобера, выросший в стороне от «школы» и в иных литературных традициях, произвел впечатление этого желанного и обещанного произведения, разрешающего все сомнения и утверждающего новую эпоху в искусстве. Это было довольно неожиданно и для «реалистов», и для самого Флобера. «Мадам Бовари», совмещая тематику, быт, типологию, симпатичные «реалистам», с тщательностью стилистической отделки, столь ценимой их литературными противниками, была признана крупнейшим произведением школы. Благонамеренная и либеральная критика была раздражена, и «реализм» оказался одной из причин судебного преследования, которому подвергся этот стоявший «в стороне от схватки», выполненный по всем законам «чистого искусства» и такой как будто «объективный» роман.



Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: