В «Рождественских гусях» крестьяне изображены как настоящие дети природы

Раздел: Литература
26-03-2022

Для Бальзака фантастические повести Гофмана имели значение как образец «символической» или «философской» повести в духе «Шагреневой кожи». Для Жорж Санд это был мастер грустного юмора, изображающий поэтическую реальность в мире «чистогана». Приблизительно так же понял его и Шанфлери. «Поклонники Гофмана, — пишет он, — называют его фантастическим писателем, между тем как это фантастическое — не что иное, как -самая реальная реальность». Шанфлери был страстным почитателем и пропагандистом Гофмана: в 1856 г. он издал его «Посмертные произведения» во французском переводе. Эксцентрики Шанфлери напоминали персонажей Гофмана, и это дало критикам основание назвать его школу «фантастической».

С 1852 и особенно с 1853 г. Шанфлери переходит к изображению широких социальных слоев — главным образом провинциальной буржуазии. Эти задачи осуществляются в формах большого романа. Но усвоить этот жанр, привыкнув к беглым зарисовкам, было нелегко. «Отсутствие плана, — пишет Шанфлери Бюшону, — не имеет большого значения, пока мы будем писать новеллы; но возьмитесь за большой роман — и вы увидите, что метод совершенно необходим». В 1854 г. под впечатлением «Записок охотника» он пишет тому же Бюшону: «Этот человек (Тургенев) с первого же раза создает замечательные главы. Реализм легко осуществить в коротких рассказах; всякий сможет достигнуть этого, когда приемы реалистического письма будут известны всем. Но насколько труднее написать книгу, где страсть развивается подробно, реалистически! Вот что меня тревожит, вот чего я ищу и что не дает мне покоя». В этот момент «Человеческая комедия» приобрела особенное значение для дальнейшего развития школы.



Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: